Запрещаю запрещать или не замахнуться ли нам… | Владимир Путин | Свежие новости The Moscow Post
21 Октября 2019
18+
Св. Эл № ФС 77-58429
Авторская колонка

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Запрещаю запрещать или не замахнуться ли нам…

В то время как глава государства высказывается за смягчение законодательства в сфере регулирования интернета, в недрах Госдумы продолжают "зреть" запретительные законы. Чего хотят добиться законотворцы?

Казалось бы, тяжелое колесо законодательства начало вращаться вспять, после критики со стороны главы государства в серьез заговорили про отмену так называемой статьи "за репосты" или хотя бы ее смягчения. Поговаривали, что силовики, могли быть недовольны таким решением, так как эта стать была очень ходовой, по ней легко отчитаться и получить "нужные" показатели.

И тут же, словно по заказу, отозвалась Государственная дума. Депутат Клишас с сотоварищами выступили с целым рядом инициатив, которые могут не только заткнуть "брешь", если статью "за репосты" отменят, но и существенно расширить поле деятельности. Что ждать от новых инициатив, и к чему они могут привести, разбирался журналист The Moscow Post.

"Бешенный принтер" вновь заработал?

В материале "Уже не смешно…", который нашел живой отклик у читателей, мы разобрали законодательные инициативы 2012-14 годов и то, как они повлияли на законодательство сегодня. И вот некоторые предположения начали сбываться: стали появляться все более координальные инициативы. В частности инициативы сенатора Клишаса.

Надо сказать, что идей и сенатора целый букет, и каждый "цветок" в нем прекрасен по-своему. Парочка проектов касаются регулирования информации в интернете, а один (заслуживающий отдельного внимание) – регулирует сам интернет. Он незаслуженно выпал из поля внимания общественности.

Наиболее широкую огласку получили инициативы про распространение ложных новостей "закон о фейк ньюс" и об оскорблении чиновников. Последняя инициатива предлагает ввести административную ответственность за высказывания в интернете "в неприличной форме выражающими явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам, Конституции и органам власти".

И тут у специалистов в первую очередь возник вопрос по поводу формулировка " в неприличной форме выражающими явное неуважение". Кто и как будет определять степень приличности формы и насколько оно явное? Можно ли будет после принятия этого закона цитировать прекрасного русского писателя Салтыкова-Щедрина: "Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?" Даже некоторые депутаты были в шоке от этого законопроекта.

Депутат высказал народное недовольство законопроектом

Вторая инициатива – касается недостоверных новостей или "фейк ньюс". Эта инициатива запрещает публиковать в СМИ и интернете "заведомо ложную", недостоверную информацию, создающую угрозу жизни граждан или массового нарушения порядка. Кроме блокировки таких новостей, предусмотрена ответственность, как самих СМИ, так и физических, и юридических лиц.

И тут тоже возникает ряд вопросов, в частности как можно понять заведомо ли ложная та или иная информация? Как отмечают эксперты, в правоприменении это может привести к тому, что незаконно будет использовать любые источники кроме официальных. Таким образом, это вступает в противоречие с законом о СМИ и журналисткой деятельности, где прописано право на получение и распространение информации.

Вторая часть про информацию, "…которая создаёт угрозу жизни граждан и массового нарушения общественного порядка", тоже вызывает вопросы. Вот, например, есть некий "неравнодушный гражданин", который публикует расследование о коррупционных деяниях чиновника. Обеспокоенные граждане выходят в связи с этим на акцию протеста. И если эту акцию не согласовали, то тут же налицо нарушение "общественного порядка".

Тут наступает ответственность уже не только за участие в акции или распространение информации о ней (этого по действующему законодательству делать нельзя), но и распространение самого расследования становиться преступлением. Или трагедия в "Зимней вишне". Тогда тема "фейк ньюс" зазвучала громче всего. Эту ситуации вспоминали и когда в первом чтении принимали законопроект.

Но все эти проблемы могут отпасть сами собой, если примут закон о суверенном интернете. Закон ставит перед собой цель "создается возможность для минимизации передачи за рубеж данных, которыми обмениваются между собой российские пользователи". Проще говоря, весь интернет превращается в рунет – локальную систему, географически замкнутую на территории России.

При этом вся информация будет циркулировать внутри страны, как и все интернет протоколы. Правда все это заработает, только если "злодеи" из вне будут нам всячески мешать и создавать угрозы. Но, если верить некоторым каналам радио и телевидения, они и так творят разные бесчинства, буквально денно и нощно, не смыкая глаз.

К слову сказать эта законодательная инициатива исходит не только от Клишаса, но и от небезызвестного депутата Лугового. Именно его инициатива стала федеральным законом № 398-ФЗ от 28 декабря 2013 года, позволяющим Роскомнадзору без решения суда блокировать сайты. Считается, что именно 398-ФЗ стал толчком для появления "статьи за репосты".

Поощрение правового нигилизма?

При этом еще в прошлом году Владимир Путин выступал за смягчение так называемой "статьи за репосты". Свою позицию президент озвучил на прямой линии.

Вопрос Путину об экстремизме и сроки за репосты

Что же это получается, в то время как президент понимает, что в существующих формулировках закон работает не без "шероховатостей", продолжают клепаться, мягко говоря, сомнительные законопроекты?

При этом с каждым таки законом растет уровень правового нигилизма, ведь даже без юридического образования становится понятно, что формулировки законопроектов слишком размыты. Когда закон перестает восприниматься как инструмент восстановления справедливости, его перестают уважать, к нему перестают прислушиваться. Поучатся, что правоприменение остается полностью на откуп судей и только от них зависит насколько они адекватно "прочтут" букву закона.

В июне 2013 года приняты поправки об увеличении ответственности "за оскорбление чувств верующих". Этот закон стал, пожалуй, одним из самых резонансным. Решения по нему выносились по результатам экспертизы, хотя специалисты ни раз высказывали сомнения в возможности определить хоть какие-нибудь четкие критерии. Так же зачастую инициаторами возбуждения уголовного дела выступали сотрудник Центра "Э".

В частности так было с делом бывшего педагога Оренбургского государственного медицинского университета. Адвокаты обвиняемого отмечали, что в ходе следствия не было установлено, читали ли верующие статью, которую разместил их подзащитный. Соответственно, нельзя задеть чувства тех, кто не читал материал. Был ли верующим сотрудник Центра "Э" также установлено не было.

При этом еще в 2008 году, выступая на II Гражданском форуме в Москве, занимавший тогда должность первого вице-премьера Дмитрий Медведев отметил, что "Россия - страна правового нигилизма, таким уровнем пренебрежения к праву не может похвастаться ни одна европейская страна". И эта ситуация была отмечена Медведевым как одна из важных проблем страны. "Открытый гражданский диалог для нашего общества чрезвычайно важен", - также отметил он.

Получается, что в то время как первые лица государства говорят про диалог и необходимые послабления, отдельные чиновники всячески этот "диалог" стремятся разрушить, причем на законодательном уровне. При этом расплывчатые формулировки и возможность трактовать закон и порождают тот самый "правовой нигилизм". А пока из под пера законотоврцев выходит сплошное "дышло", и поворачивает оно все куда-то не туда.

Данная статья является исключительным оценочным мнением автора текста, в том числе в правдоподобности сведений изложенных в нем.


Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

  1. Первая полоса
  2. Политика
  3. В мире
  4. Экономика
  5. Культура
  6. Спорт
  7. Происшествия
  8. Общество
  9. Авторская колонка


  10. О газете
  11. Рекламный отдел
  12. Скачать медиакит
Top.Mail.Ru
Rambler's Top100