банер
2 Марта 2021
18+
Св. Эл № ФС 77-58429
Авторская колонка

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Битвы журналисток из Белгорода вокруг экс-губернатора Евгения Савченко

Журналист Анжелика Заозерская невольно оказалась втянутой в 25-летнюю «вендетту» экс-губернатора Белгородской области Евгения Савченко с журналисткой Ольгой Китовой.

«Просто так оставлять нельзя» - написал мой одноклассник, бывший чиновник администрации Белгородской области Андрей Гиричев, прислав мне статью Ольги Китовой в общероссийском политическом  издании The Moscow Post «Пять минут скремяжной правды о врио Белгородчины Гладкове».

По словам одноклассника, «статью самой скандальной журналистки Белгородской области читают во всех регионах Черноземья, а в ней - большая часть обо мне». Наверное, я должна быть благодарна Ольге Китовой за то, что она сделала мне бесплатный пиар, назвав «хитрой», «дальновидной», «дамочкой», «охотницей за компроматом»  на губернатора Евгения Савченко, но я его не заслужила: 

«И она позвонила. И попросила у меня… Нет, не прощения. Как ни в чем не бывало она затеяла "светскую беседу". Итак, она попросила у меня… компромат на Савченко. Всем ясно было, что седьмой срок ему досидеть до конца не дадут, надо готовиться. Вот дамочка дальновидно и решила быть готовой первей других. Ей все равно, кого поливать грязью, лишь бы платили», - пишет Ольга Китова.

Начну с того, что никогда в жизни я не разговаривала с Ольгой Китовой – ни лично, ни по телефону. Компромат на губернатора не просила. Напротив, сама хотела предоставить ей документы. Бескорыстно. Для этого обратилась в еженедельник «Новый вторник», где работала спецкорром в начале 20-х, и куда пишет Ольга Китова, с просьбой поделиться ее контактами для того, чтобы предложить тему для публикации – о взысканий во время пандемии с инвалидов 1 группы, пенсионеров города Белгорода, с пени и штрафами,  в пользу ПАО «Квадра». 

Да, я хотела обратиться к Ольге Китовой, зная, что она умеет писать острые социальные материалы. Последние 20 лет жизни я занимаюсь культурной тематикой и не владею досконально всеми законами, нюансами в социальной сфере. В редакции «Новый вторник» телефон Ольги Китовой мне не дали, объяснив  тем, что «Ольга Петровна очень злая на меня».

На этом моя история с Ольгой Китовой завершилась. Все, что она написала в своей статье обо мне, мягко говоря, ее фантазии, которые легко доказать в суде. Признаюсь, что я – не сторонник судебных разбирательств между коллегами. Есть куда более серьезные вопросы, которые мы обязаны поднимать на страницах СМИ. В частности вопрос о гуманизме, «милости к падшим» (обездоленным людям). 

Мне не нужен компромат на Евгения Савченко. Я не боюсь ничего – тем более бывшего губернатора моей родной Белгородчины (уж, простите, за фатализм). 

21 сентября 2020 года, когда стало известно об уходе Евгения Степановича с поста губернатора, я написала ему личное сообщение в группе Контакты, которое было им прочитано:

Битвы журналисток из Белгорода вокруг экс-губернатора Евгения Савченко.

До этого я обращалась к Евгению Савченко с просьбой разобраться с вопросом о взысканиях за тепло с инвалидов 1 группы, пенсионеров во время пандемии, дать людям отсрочку (тем более, что некоторые должники находились в больницах), но он ничего для этого не сделал. Точнее, его службы попытались договориться о рассрочке с ПАО «Квадра», но компания Михаила Прохорова  оказалась влиятельнее правительства Белгородской области.

Возвращаясь к Ольге Китовой, которая почему-то называет меня своим врагом, а потом сочиняет истории о наших «светских беседах по телефону», и о компроматах, то мне ее очень и очень жаль. По-человечески. Единственный раз в жизни я видела Ольгу Китову 20 лет назад на громком судебном процессе в Белгородской области, где рассматривалось уголовное дело в отношении группы первокурсников одного из вузов, совершившей сексуальные действия насильственного характера в отношении своего несовершеннолетнего товарища. Дело получило широкую огласку,  его курировала Генеральная прокуратура России. Обвиняемых признали виновными и осудили на восемь лет лишения свободы. Были сделаны необходимые медицинские экспертизы, подтверждающие факт насильственных действий. Ольга Китова в своей статьей «Ты виноват лишь тем…что мне так хочется» защищала обвиняемых и называла жертву «обманщиком».

Моя статья об этом процессе «Разрешила своей совести перешагнуть…» победила во Всероссийском конкурсе на лучший материал в средствах массовой информации о деятельности судов и органов судейского сообщества в 2002 году. Я беседовала и с самим потерпевшим, и с его мамой, и с папой – врачом областной больницы, и у меня не осталось сомнений в верности обвинительного приговора насильникам. 

Любопытно, что после этого дела и я уехала работать в Москву, и Ольга Китова уехала из Белгородской области. Я уехала потому, что в моем родном городе уже тогда, в начале 2000, расцветали коррупция, блат и кумовство. Мне грех было жаловаться на журналистскую долю в Белгороде – работала спецкорром в областной газете, у меня был прекрасный главный редактор Федор Хрусталев,  получала дипломы и награды за свою деятельность, но прислуживать власти до гроба  была не готова.

Между прочим, на премию за победу на всероссийском конкурсе Совета Судей Российской федерации я купила билет в Москву и сняла комнатку у бабушки в спальном районе Москвы. Мой журналистский путь в Москве – очень трудный. Я не покупала и не продавала компроматы, как об этом пишет Ольга Китова в своей статье «Пять минут скремяжной правды о врио Белгородчины Гладкове». Не собираюсь обвинять Ольгу Китову в продажности, хотя, наверное, тоже могла бы…(ее враги дали мне такие сведения). 

Возьму на себя наглость дать совет Ольге Китовой «не писать в своей статье «я не помню… забыла…как зовут…да и не важно как зовут», а узнать имена и факты. Признаюсь, что за 20 лет я тоже забыла дату того громкого судебного дела об изнасиловании в Белгороде, забыла название статьи Ольги Китовой, забыла ее отчество - Петровна, но все это сегодня легко узнала у пресс-службы прокуратуры города Белгорода. Пресс-служба предоставила в электронном виде все материалы того дела, статьи, за что – большое спасибо. Можно несерьезно относиться к конкретному журналисту, но несерьезно относиться к профессии – недопустимо. 

Прошу Ольгу Петровну признаться, что «мы никогда не общались лично, никогда не говорили по телефону, никогда не встречались – кроме зала судебных заседаний, и никогда я ничего у нее не просила». Или предоставить доказательства бесед, просьб, встреч…


Подписывайтесь на наши каналы ЯНДЕКС.ДЗЕН, ПУЛЬС, GOOGLE NEWS

  1. Первая полоса
  2. Политика
  3. В мире
  4. Экономика
  5. Культура
  6. Спорт
  7. Общество
  8. Авторская колонка
  1. О газете
  2. Рекламный отдел
  3. Скачать медиакит
Top.Mail.Ru Top.Mail.Ru Топ-100