банер
31 Октября 2020
18+
Св. Эл № ФС 77-58429
Политика

Белорусский "гамбит" с содовым привкусом

За отставкой Григория Рапоты может стоять владелец "Уралкалия" Дмитрий Мазепин, предположительно желающий получить контроль над БСК, совет директоров которой возглавляет госсекретарь Союзного государства.

Как стало известно корреспонденту The Moscow Post, Госсекретарь Союзного государства России и Белоруссии Григорий Рапота подал рапорт об отставке. Согласно упрямым слухам, сменить его на этом посту может губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов. Который, как говорят, уже вторую неделю не появляется на публике и даже в своём рабочем кабинете. Якобы, проходит карантин перед встречей с Президентом, который должен одобрить его кандидатуру.

Уход Рапоты на фоне политического кризиса в Белоруссии связывают с его неэффективностью на этом посту. Мол, интеграция двух стран буксует, он не справился. Однако по информации наших источников, серьёзный толчок к его уходу предположительно могли дать непубличные действия главы российских "Уралкалия" и "Уралхима" Дмитрия Мазепина.

Недоброжелатели полагают, что тот мог давно нацелиться на "Башкирскую содовую компанию", во главе совета директоров которой с 2018 года находится Григорий Рапота. Об этом писал "Коммерсант". Последние события на горе Куштау и разговоры о возможной национализации БСК, входящей в "Башкирскую химию", дают ему возможность половить рыбку в мутной воде.

Ведь в случае, если приватизация БСК в начале десятых годов будет признана незаконной (а признаки того, что она могла быть именно таковой, похоже, есть), то вместо национализации актив могут отдать тому, кого посчитают более эффективным и лояльным собственником. А Мазепин - тут как тут!

Кто "мутит воду"?

Не так давно на фоне скандала на горе Куштау о БСК высказался Президент Владимир Путин. "Контрольный пакет там принадлежит частным лицам. Деньги, заработанные компанией, практически в развитие не инвестируются, в регионе не остаются. При общем объеме выручки в 2019 году 45 млрд руб. на инвестиционные цели пошло только 2,5 млрд руб. Где деньги? Известно где — в офшорах", - отметил глава государства. Его слова цитирует "Коммерсант".

Президент прав - сегодня башкирскому республиканскому АО "Региональный фонд" принадлежит лишь 38,2% акций "Башкирской содовой компании". А мажоритарный пакет в 57,1% - АО "Башкирская химия". Которую, как утверждают авторы на сайте "Безформата", якобы контролирует кипрский офшор "Модисанна Лимитед".

Ключевыми бенефициарами "Башхима", и, соответственно, контролёрами "Модисанны Лимитед" называют Сергея Черникова, Альберта Харисова и Виктора Исламова. Свой ключевой актив они сформировали и получили в собственность от государства действительно при крайне мутных обстоятельствах объединения АО "Каустик" с принадлежавшей Башкирии АО "Сода". Процесс был завершён в 2013 году.

Только в случае ренационализации и повторной же приватизации БСК, если она окажется в руках Мазепина, с офшорами там лучше не станет. Ведь тот же "Уралхим" Мазепина также управляется через офшорные компании. И тоже с Кипра - "Эйсиэф-Агрохим Финанс Лимитед" и "Сиай-Кемикал Инвест Лимитед".

Почему Мазепин может так рьяно желать подмять "Башкирскую содовую компанию" под себя? Всё дело в том, что она является одним из ключевых контрагентов "Уралхима" на рынке.

Кальцинированная сода, крупнейшим производителем которой в РФ является "Башкирская содовая компания", необходима "Уралхиму" для производства некоторых ключевых видов удобрений, выпускаемых структурами Мазепина. Его компания уже не раз бодалась с БСК по поводу цен на соду, которую в "Уралхиме" считают завышенными.

В 2018 году дошло даже до жалоб Мазепина на БСК в Правительство России. Как писал "Коммерсант", у олигарха посчитали ценообразование БСК несправедливым. Тогда ходили слухи, что причиной давления стали не столько цены (действительно высокие, как отмечают на рынке), сколько желание дискредитировать компанию с целью ослабления её позиций на рынке для возможного поглощения калийным гигантом.

Но тогда у Мазепина ничего не вышло. Теперь же, когда в Белоруссии кризис, он решил действовать через одного из ключевых должностных лиц БСК, Григория Рапоты? К слову, поговаривают, что вообще активно мутит воду в Белоруссии. Во основном обыгрывая ситуацию вокруг забастовок рабочих крупнейших белорусских предприятий.

В первую очередь речь идёт о "Беларуськалие" - одном из ключевых конкурентов Уралкалия на мировом калийном рынке. Ранее ходили слухи, что он мог предложить Александру Лукашенко услуги своих рабочих, которые якобы могут заменить бастующих белорусов. Тогда эксперты высказывали предположение, что Мазепин может торговаться с Лукашенко по поводу получения контроля над частью белорусского калийного гиганта.

Очень похоже, что Мазепин, скорее всего, активно играет на противоречиях внутри этой страны. Например, недавно он призвал Александра Лукашенко к диалогу с протестующими. Об этом писал "Интерфакс".

Такая тактика напоминает проверенную тысячелетиями "разделяй и властвуй". Слухачи не сомневаются, что уход Рапоты с поста госсекретаря серьёзно ослабит его административные и политические позиции внутри самой России. В свою очередь, это на фоне скандала с БСК на Куштау это поможет сделать его сговорчивей.

"Мазепину не впервой"

Если эта вполне вероятная схема сработает - прозорливости Дмитрию Мазепину не занимать. Впрочем, ему не в первой приписывают крайне агрессивную и непубличную тактику по поглощению приглянувшихся ему предприятий. Недавно скандал разразился в Пермском крае с другой "содовой" компанией - ООО "Сода-Хлорат".

Последняя, предположительно, допустила загрязнение реки Кама вредными выбросами, то чего могли пострадать не только люди, но и расположенные вниз по течению активы Мазепина. Между тем, "Сода-Хлорат" - один из ключевых контрагентов на рынке для другого мазепинского титана - ОХК "Уралхим".

ООО "Сода-Хлорат" считается аффилированной влиятельному пермскому бизнесмену и политику Юрию Борисовцу. По странному стечению обстоятельств вместе с этим инцидентом у него образовалось сразу множество проблем на разных "фронтах", которые недоброжелатели поспешили приписать неким мифическим козням Мазепина.

БСК ждёт судьба "Тольяттиазота" и "Воскресенского завода минеральных удобрений"?

В первую очередь, имеется в виду ситуация с близким Борисовцу заводом имени Дзержинского. В начале этого года в связи с банкротством предприятия у Борисовца даже арестовывали собственность. Кроме того, за решёткой оказался Егор Заворохин, один из бывших топ-менеджеров завода, который считается человеком Юрия Борисовца. Об этом сообщал "Коммерсант".

Самой же громкой историей всего последнего десятилетия, связанной с аппетитами Дмитрия Мазепина, стали судебные разбирательства вокруг ОАО "Тольяттиазот". Тот мог нацелился на захват последнего крупного частного химпредприятия России после получения 10% долей завода в 2008 году.

По слухам, именно Мазепин стоял у истоков грандиозного корпоративного конфликта в ТОАЗе и уголовным делом в отношении его бывшего мажоритарного собственника Владимира Махлая и его сына Сергея. Последний возглавлял Совет директоров предприятия, однако в итоге своей должности лишился под гнётом целого вороха обстоятельств. Нечто подобное Мазепин решил провернуть и с Рапотой?

Сегодня этот конфликт продолжается уже в международном формате. На Мазепина, "Уралхим" и еще ряд лиц подали иски офшорные компании, которым сейчас принадлежит значительная часть ТоАЗа.

Но это еще ничего. На рынке прекрасно помнят шум и гам "апатитовых войн" с участием Мазепина, а также полный развал завода Воскресенских минеральных удобрений (ВМУ) под мудрым руководством владельца "Уралкалия". Купивший завод в 2008 году Мазепин обещал возрождение предприятия. Но на деле всего через год там остановили работу аммиачных систем. Затем - массовые сокращения и убытки.

При этом по слухам тогда же начались перегонки с завода всех хороших активов в структуры "Уралхима". Так что при получении Мазепиным контроля над чем-либо, включая БСК, вовсе не факт, что предприятию дадут нормально работать.

Получение контроля над БСК должно быть выгодно Мазепину еще и потому, что сейчас его структуры испытывают большие проблемы из-за долговой нагрузки. И это не считая техногенных аварий, которые нет-нет да и случаются на его объектах, гремя на всю страну.

Его "Уралкалиий" терпит большие убытки: падение прибыли всего за 2017-2018 год составило 43 млрд рублей – с 38 млрд рублей до минус 4,9 млрд рублей. С "Уралхимом" ситуация похожая: если в 2016 году предприятие заработало 40 млрд рублей, то через два года, в 2018 году – минус 40 млрд рублей. В итоге АО "ОХК "Уралхим" показал "плюс" 50 млрд, но какой ценой? Стоимость активов компании – в глубоком "минусе" на 63 млрд.

При этом по состоянию на конец 2019 года "Уралхим" наконец-то смог выйти в плюс - прибыль составила 50 млрд рублей, поднявшись за год на 90 млрд. Но за счет чего это могло быть сделано? За счет колоссальной закредитованности предприятия. Это хорошо видно по балансовой стоимости активов предприятия, которая на 2020 год составила минус 63 (!) млрд рублей.

Резюмируя вышесказанное, похоже, что мы находимся не в конце кризиса ситуации с БСК, а в начале очередного масштабного корпоративного конфликта, в который могут втянуть башкирские власти и даже Президента страны. Вместо того, чтобы думать о кознях для конкурентов, не лучше ли Дмитрию Мазепину вытягивать свои активы из долгов, не скатываясь в манипуляции?




Подписывайтесь на наши каналы ЯНДЕКС.ДЗЕН, ПУЛЬС, GOOGLE NEWS

  1. Первая полоса
  2. Политика
  3. В мире
  4. Экономика
  5. Культура
  6. Спорт
  7. Происшествия
  8. Общество
  9. Авторская колонка
  1. О газете
  2. Рекламный отдел
  3. Скачать медиакит
Top.Mail.Ru Top.Mail.Ru Топ-100