банер
17 Сентября 2021
18+
Св. Эл № ФС 77-58429
В мире

"Утка по-пекински" за пазухой США

Пока Вашингтон делает все, чтобы держать напряженность на Востоке Украины, его спецслужбы тоже самое давно проворачивают в Азии.

КНР не позволит оторвать Тайвань от "большого Китая". Об этом 23 июня в ходе IX Московской конференции по международной безопасности заявил министр обороны КНР генерал-полковник Вэй Фэнхэ, сообщает корреспондент The Moscow Post.

Министр также подчеркнул, что "независимость Тайваня добром не кончится, а вмешательство внешних сил успехом не увенчается". Вэй Фэнхэ также высказался о недопустимости вмешательства во внутренние дела Китая в вопросах Сянгана (Гонконга), Тибета и Южно-Китайского моря. МИД Китая неоднократно называл тайваньский вопрос наиболее чувствительным в отношениях c Вашингтоном.

"Мы будем продолжать придерживаться основного курса в работе с Тайванем, категорически выступать против любых сепаратистских действий, связанных с так называемой независимостью Тайваня, и пресекать их", — отмечается в докладе, 3-й сессии Всекитайского собрания народных представителей 13-го созыва.

Именно поэтому Тайвань не спешит официально объявлять независимость. Такое положение дел в разной степени устраивает и деловое сообщество, и большинство жителей острова. Тайваньские компании и бизнесмены зависят от стабильных связей с КНР, инвестируют в проекты на материке, и даже живут, как говорят, "на два дома".

Тема "независимости" острова от КНР последние 30-35 лет эксплуатировалась во внутренней политике Тайваня, тема "неофициальности" стала лозунгом двусмысленных во всех отношениях связей Вашингтона с островом.

Держать и не пускать

Если бы Тайвань и его "большого соседа" оставить в покое, жизнь "на два дома" продолжалась бы долго, направляемая китайским прагматизмом, интересами бизнеса, общим культурным наследием и личными связями через Тайваньский пролив. Такая жизнь в условиях политического и международного статус-кво устроила бы Пекин. Но остров, несмотря на его сравнительно скромные по сравнению с КНР показатели и возможности, с издавна является кубиком в пирамиде региональных геополитических построений и тектонических сдвигов в самом Китае, его политике и отношениях с США.

В течение полувека до 1945 года остров, отторгнутый от Китая по итогам первой войны с Японией, был японской колонией. В 1949 году, на Тайване вместе с правительством укрылся генералиссимус Чан Кайши, потерпевший поражение в гражданской войне. Правительство Республики Китай имело международное признание и до 1971 года представляло страну в Совете безопасности ООН. В 1979 году, перед установлением дипломатических отношений, КНР потребовал от США признать "один Китай".

Вашингтон прекратил официальные связи с Тайбэем. Политика "одного Китая" подтверждалась в трех совместных декларациях, но в 1979 году, с обменом посольствами, был принят закон "Об отношениях с Тайванем", фактически заменивший "Договор об совместной обороне" 1954 года. А в 1972 году, Вашингтон обязался защищать остров.

Минуло полвека, как президент Никсон решил выбраться из "колеи" игнорирования КНР, проложенной его предшественниками. Президенты менялись, политика "неофициальной определенности" в отношении острова ждала своего часа. В 2011 году Хилари Клинтон вспомнила о Тайване в контексте "безопасности и экономического партнерства". В администрации Обамы заговорили о всеобъемлющих, но неофициальных отношениях.

Задача для Байдена

Курсу Вашингтона на сдерживание Китая обеспечена двухпартийная поддержка. Еще в сентябре прошлого года заместитель госсекретаря в администрации Дональда Трампа Кейт Крач посетил Тайбей. Он стал первым высокопоставленным представителем госдепа, побывавшем на острове с 1979 года. Причина, правда, была гуманитарная – скончался бывший президент Ли Дэнхуэй.

Но администрация Трампа была готова усилить военно-техническое сотрудничество с Тайбэем. Появилась информация о намерении продать Тайваню вооружения чуть ли не на 7 млрд. долларов с целью помочь острову поддерживать обороноспособность. В Вашингтоне также объявили о создании нового механизма экономического диалога на высоком уровне. Было подписано пятилетнее соглашение об экономическом партнерстве, следом – соглашение о сотрудничестве в области науки и технологий. Администрация острова использовала визит Кратча, как повод и заявила, что он "углубит экономические связи с США, а также всеобъемлющее партнерство, основанное на общих ценностях".  

Уже при Байдене в качестве главы Белого дома, Курт Кэмпбелл, назначенный координатором по делам Индо-Тихоокеанского региона заявил, что "политика вовлечения" КНР в орбиту американских интересов завершилась. США и НАТО, переходят к стратегии сдерживания Китая. Значение Тайваня в этом новом раскладе возрастает. Подписан меморандум о взаимопонимании, создана двусторонняя рабочая группа по вопросам береговой охраны, легализующая участие США в отношениях острова с материком.

Недавно лидеры "Большой семерки" на встрече в Корнуолле выразили "сочувствие" Тайбэю, отметив в коммюнике "важность мира и стабильности по всему Тайваньскому проливу". Шаг, названный агентством "Nikkei" беспрецедентным, отражает резкие перемены в отношениях коллективного Запада с КНР.

В ноябре 1953 года, после установления перемирия на Корейском полуострове, где китайские добровольцы противостояли армии США, президент Эйзенхауэр назвал "сохранение безопасности Тайваня" частью американской системы обороны. В 1954 году был подписан уже упоминавшийся договор безопасности. Возможно, что Белый дом Байдена может вернуться к подобному подходу, сделав остров частью коллективной стратегии "демократий" в Индо-Тихоокеанском регионе, направленной против Китая.

А как же Россия?

Как отметили некоторые известные политологи, Владимир Путин на встрече с Джо Байденом в Женеве выглядел уверенно, вел себя непринужденно и уважительно, в ходе пресс-конференции, открытой и для западников, время не экономил, на вопросы отвечал подробно. Чувство уверенности российскому президенту, как представляется, придавало превосходство в стратегических наступательных вооружениях. Второй, но не далеко не последний фактор – это дружественные отношения с Китаем.

Корни двусторонних связей Москвы и Пекина глубже и мощнее, чем многие себе представляют. В числе победителей во Второй мировой войне, правительство Чан Кайши, осевшее на Тайване, было признано западными столицами единственно легитимным. До 25 октября 1971 года этот режим представлял Китай в Совете безопасности ООН. Советский Союз признал КНР 2 октября 1949 года, на следующий день после образования, через четыре месяца были установлены дипломатические отношения, подписан договор о дружбе, союзе и взаимной помощи сроком на тридцать лет.

В начале 1950 года СССР подготовил проект резолюции по замещению представителей Китайской Республики в Совете безопасности ООН делегацией КНР, но предложение не прошло. Это только часть начального этапа становления отношений.

Опыт дружественных и доверительных связей России с Китаем последних двух десятилетий и прочные контакты на уровне руководства двух стран укрепил позиции России. Пекин также ценит согласие по ключевым международным вопросам, воспринимая "всеобъемлющее стратегическое партнерство" в качестве "незаменимого общего стратегического ресурса двух стран" (Хуаньцю шибао, Редакционная статья, 18.06.2021).

В контексте этой неоформленной стратегической связки становится понятно, что в мире, который США с партнерами продолжают будоражить, есть проблемы, ослабляющие позиции партнеров. Болезненность таких точек напряжения, как Украина и Тайвань, эксплуатируется США и союзниками. Как Россия, так и Китай, вместе оказались в стратегическом "прицеле" НАТО и его Индо-Тихоокеанского филиала, которое в Вашингтоне окрестили "четырехсторонним партнерством".

Незалежность, как угроза

Коллективный Запад решил, что в противостоянии с Москвой можно безнаказанно использовать злонамеренную киевскую власть. В случае с Пекином, "демократии Большой семерки" считают допустимым заигрывание с "фактором Тайваня". В этой связи весьма нелепый вопрос, заданный Владимиру Путину американским корреспондентом по поводу реакции Кремля на возможный тайваньский кризис (Если, например, Китайская освободительная армия на Тайвань войдёт, как отреагирует на это Россия?), может быть отражает вполне практический интерес вашингтонских аналитиков к этой проблеме.

Но на Тайване, где люди годами живут в условиях неопределенности, по-прежнему нет страха перед военным нападением. Чиновники и простые граждане считают вторжение слишком рискованным для Китая шагом. Пекин рассматривает Тайвань как часть своей территории, сосуществование с ней в течение уже многих лет протекает в режиме непростого статус-кво, но сопровождается взаимовыгодными экономическими связями.

Новое поколение политиков, включая главу администрации острова Цай Инь-вэнь, представляющей Демократическую прогрессивную партию (ДПП), обязалась сохранить статус-кво, но заявила, что остров (Китайская Республика) уже является независимым. "Красной линией" для Пекина может стать официальное объявление независимости. Даже если это произойдет, разрыв только экономических отношений с КНР может оказаться роковым для экономики Тайваня.

В 2019 году Си Цзиньпин повторил давнее предложение: Тайваню войти в состав КНР по формуле "одна страна, две системы", сохранив экономическую и политическую самостоятельность. ДПП эту формулу категорически не принимает. Китайский лидер, тем не менее, отметил, что воссоединение будет способствовать тому, что он называет "китайской мечтой", восстановлению Китаем статуса великой державы к 2049 году. Из этого следует, что у Тайваня есть примерно четверть века на размышления, при условии сохранения статус-кво. Можно и помечтать о том, чтобы "доброжелатели" не мешали думать.




Подписывайтесь на наши каналы ЯНДЕКС.ДЗЕН, ПУЛЬС, GOOGLE NEWS

  1. Первая полоса
  2. Политика
  3. В мире
  4. Экономика
  5. Культура
  6. Спорт
  7. Общество
  8. Авторская колонка
  1. О газете
  2. Рекламный отдел
  3. Скачать медиакит
Top.Mail.Ru Top.Mail.Ru LiveInternet