Воды Лагидзе отошли новому теневому губернатору | Олег Носков, Антон Петров, Геннадий Петров | Свежие новости The Moscow Post
8 Июля 2020
18+
Св. Эл № ФС 77-58429
Экономика

"Воды Лагидзе" отошли новому "теневому губернатору"

Попивать лимонад на заводе "Воды Лагидзе" будет "авторитетный" предприниматель Геннадий Петров? 

Как передает корреспондент ДОФы, глава холдинга "Промагро" Константин Клюка продает свой завод по выпуску лимонадов "Воды Лагидзе" в Ленобласти совладельцу ресторанной группы Stroganoff Олегу Носкову, которого испанские правоохранители считают членом группировки Геннадия Петрова. Злые языки же прозвали его "ночным хозяином" Петербурга.   

Лимонадный завод перешел ООО "Базис" в 2016 году вместе с его долгами перед банком ВТБ. Долг был приличный — около 600 млн рублей. Сумму переуступки так и не озвучили. Не исключено, что долги завода были переуступлены "Базису" за копейки.

Дело в том, что Константин Клюка — человек влиятельный. Он - депутат Белгородской областной думы, член комитета областной думы по бюджету и финансам. Вместе с тем он внук влиятельного в регионе совладельца АПК "Промагро" Федора Клюки, которого сплетники прозвали "хозяином Старого Оскола". Федор Клюка долгие годы руководит "Промагро" и плотно сотрудничает с банком ВТБ. 

Связан с ВТБ и бывший совладелец "Базиса" - Антон Астахов. Он занимается торговлей акциями и ценными бумагами, а ВТБ входит в список его партнеров.

Но вот незадача. Спустя два года после приобретения завода, стало известно, что Клюка уже подыскивает ему покупателя. На продажу предприятие было выставлено за 250 млн рублей. Правда, эксперты оценивают нынешнюю сделку на 180-190 млн рублей. То есть завод мог просто так избавиться от долгов, а после перешел по заниженной цене следующим владельцам?

Впрочем, если приглядеться к покупателям, все вопросы отпадают. Олег Носков - человек в Петербурге известный. Он - отец Алексея Носкова, собственника компании "Петроэнергоконтроль". Эта компания запомнилась на петербургском энергетическом рынке жесткой манерой вести дела. Причем демонстрировать свою агрессивность фирма принялась, как только в учредители зашел Алексей Носков. 

Все началось в 2017 году, когда две главные электросбытовые монополии города — АО "Ленэнерго" и АО "Петербургская сбытовая компания" — решили бороться с бездоговорными подключениями к энергосетям. Выявлением подобных случаев занялся "Петроэнергоконтроль". В 2017 году "Ленэнерго" и ПСК заключили с фирмой контракт почти на 3,6 млрд рублей до текущего года. После этого "Петроэнергоконтроль" повело дело так, словно планировало не навести порядок, а максимально его разрушить. 

Фактически именно Носков решает, как "покарать" провайдера, продолжающего работать по старым правилам, которые допускали подключение к сетям в обход городских монополистов. По словам провайдеров, никаких предупреждений предприятие не выносит, а сразу рубит с плеча. Посыпалась масса "штрафов", которые многим игрокам оказалось не потянуть. Об этом писал "Деловой Петербург". 

Такое поведение Алексея Носкова вполне объяснимо. Дела Олег и Алексей Носковы ведут с другим известным в Петербурге семейством. Носковы — партнеры по компании "Капитал+" Антона Петрова. 

И вот здесь уже интереснее. Дело в том, что Антон Петров - сын Геннадия Петрова, которого связывали с организованной преступностью. В составе акционеров компании также жена лидера Малышевской ОПГ Александра Малышева - Ольга Соловьева. 

Прежде Петров делил власть в Петербурге с Владимиром Кумариным – лидером Тамбовской ОПГ. Тот уже осужден за рейдерские захваты и расстрел миллиардера Сергея Васильева с охраной, об этом писала "Фонтанка". 

Злые языки говорили, что после ареста Кумарина на вакантное место теневого губернатора уселся Геннадий Петров. Путь у этому был тернист. 

Как писала "Фонтанка", в 1990-х годах он был осужден вместе с Александром Малышевым и другими членами Малышевской ОПГ за бандитизм. Правда, уже спустя год Петров вышел на свободу, а его уголовное преследование прекратили. Устраивать жизнь бизнесмен отправился в Испанию. 

Но и там ему не дали покоя. В 2008 году деятельность Петрова и еще десятка российских предпринимателей была прекращена в результате полицейской операции "Тройка". Испанские правоохранители назвали расследование делом "русской мафии". Как писало РБК, силовики подозревали фигурантов в отмывании денег и уходе от налогов. 

Также следствие считало Петрова лидером ОПГ и отмечало его причастность к торговле оружием, наркотиками и убийствам. Как писал "Дождь", в материалах дела говорилось, что в России Петров "находится под судебным следствием в связи с рядом убийств". Якобы, в реальности Малышев был судим как минимум трижды: дважды за убийства — умышленное и по неосторожности, еще раз — за незаконное хранение оружия. 

В Испании Петров был арестован, но в 2010 году выпущен под залог, а в 2012 году получил разрешение на временный выезд в Россию. Обратно он, естественно, не вернулся. Якобы из-за состояния здоровья. Испанским правоохранителем была предоставлена соответствующая справка, однако прокуратура, изучив документы, пришла к выводу, что они представляют собой "совокупность лжи". 

В итоге дело длилось десять лет. В 2018 году Национальный суд Испании оправдал 17 фигурантов дела о "русской мафии". Суд решил, что доказательств их связи с Тамбовской и Малышевской ОПГ недостаточно. Об этом писал "Коммерсант". 

Все это время Петров, по всей видимости, продолжал строить бизнес. На репутации это как будто никак и не сказалось. Наоборот - когда испанские правоохранители требовали отдать им сбежавшего бизнесмен, Россия его не выдала. Оно и не удивительно - на родине Петров подружился не только с местными "авторитетами", но и сильными мира сего. 

Успехом стало его вхождение в состав акционеров крупного банка "Россия". Представителем "малышевских" и лично Геннадия Петрова в совете директоров кредитного учреждения якобы долгое время был Андрей Шумков. 

Поговаривали, в кабинетах банка Геннадий Петров встречался с генеральным директором Владимиром Мячиным – соучредителем знаменитого кооператива "Озеро", а также с небезызвестными Геннадием Тимченко, братьями Ковальчуками, Владимиром Якуниным. 

Кстати, нынешний покупатель завода в Ленобласти, Олег Носков, также ранее был членом совета директоров банка "Россия". Его испанские правоохранители тоже подозревали в причастности к "группировке" Петрова.

Помимо "Капитал+" был у Носкова еще один бизнес с сыном "авторитетного" бизнесмена. В начале 2000-х 21-летний Антон Петров стал акционером компании "Финансы и управление", которая владела долей в банке "Россия". Там ему принадлежала половина акций, а вторая половина была как раз у бывшего члена директоров банка Олега Носкова.  

Испанские следователи считали, что именно через сына Антона Петров-старший и продолжал "воротить" бизнес, несмотря на преследования. На счету Антона Петрова - 19 действующих организаций. Причем деньги из них, судя по финансовым показателям, могут отмываться. 

Главный бизнес-партнер Антона Петрова Аркадий Буравой. Его испанские правоохранители называли "правой рукой" его отца Геннадия. Один из общих активов Петрова-младшего и Буравого - ООО "Фитфэшн Казанская" с выручкой 43 млн и убытков 13 млн в 2018 году. Та же история и с ООО "Фитнес на Казанской", где выручка 24 млн, а убыток - 20 млн. Сынок "авторитета" вместе с "правой рукой" могу грести деньги из фирм? 

Подобные показатели – норма для активов семьи Петровых. ООО "Фитфэшн-Каскад" при выручке 85 млн рублей ушла в минус на 23 млн руб. ООО "ЦЭК" при выручке почти миллиард рублей - 936 млн - оказалось в убытке на 19 млн. Основная деятельность фирм - предоставление консультационных услуг по вопросам финансового посредничества. Судя по убыткам, посредничать эти конторы могут разве что в выводе денег. 

ООО "Пироп" с убытков в 46 млн при выручке 29 млн. А во главе - кипрский офшор. Туда-то, по всей видимости, и стекаются денежки. 

У Геннадия Петрова есть еще один сын, Алексей. Он был руководителем Национальной федерации спортинга, среди учредителей которой значились Игорь Найвальт, Виктор Мячин, Юрий Ковальчук и Борис Грызлов.

 

Сейчас Алексей Петров указан как генеральный директор ЗАО "Линия связи" — телекоммуникационной компании, предоставляющей услуги в том числе различным структурам Управделами президента. Всего у компании заказов от государственных организаций на 25 млн рублей. 

Несмотря на господряды, фирма еле вышла в плюс в 2018 году. При заработанных 26 млн, прибыль составила каких-то 206 тысяч рублей. До этого практически все годы контора терпела убытки! Как правило, это может указывать на возможный вывод средств. Дети Петрова продолжают дело своего отца? Только "отмываться" могут деньги, идущие из казны. То есть из наших с вами карманов. 

По слухам, одним из ведущих деловых партнеров Петрова на время его "разборок" в Испании стал бывший заместитель главы управделами президента Иван Малюшин. Более того, мог "подсобить" бизнесмену и депутат Владислав Резник, который даже ездил в Испанию доказывать свою непричастность к делу "русской мафии". 

Тем не менее, по данным испанской прокуратуры, Владислав Резник даже виллу купил у Геннадия Петрова, став его соседом. Об этом писали "Ведомости". 

Кажется, Геннадию Петрову не страшны никакие проблемы с законом. Теперь под его "крыло" может отойти и лимонадный завод. В таком случае не удивляют выгодные условия приобретения актива. Предприятие в Ленобласти - похоже, лишь малая часть того, что может "подмять" под себя "авторитетный" бизнесмен. 

Источник: ДОФа.



Телеграм-канал The Moscow Post

Подписывайтесь на наши каналы ЯНДЕКС.ДЗЕН, ПУЛЬС, GOOGLE NEWS

  1. Первая полоса
  2. Политика
  3. В мире
  4. Экономика
  5. Культура
  6. Спорт
  7. Происшествия
  8. Общество
  9. Авторская колонка


  10. О газете
  11. Рекламный отдел
  12. Скачать медиакит
Top.Mail.Ru