Медь в обмен на выборы? | Андрей Козицын, Искандер Махмудов | Свежие новости The Moscow Post
9 Декабря 2019
18+
Св. Эл № ФС 77-58429
Экономика

Медь в "обмен" на выборы?

Получив практически за бесценок, башкирские рудные активы, компания УГМК Андрея Козицына продолжает их "разорять".

По информации корреспондента The Moscow Post, решение о инвестициях в 50 млрд. руб. Уральской горно-металлургической компании (УГМК) в проект неслучайно было принято перед выборами главы Башкирии. Врио губернатора Радию Хабирову надо было реабилитироваться за экологическую катастрофу в Сибае, где в конце прошлого года начала тлеть руда. Владелец медно-цинкового карьера, где это произошло, - УГМК, собственниками которой являются миллиардеры Андрей Козицын, Искандер Махмудов и Андрей Бокарев. Новая катастрофа не заставит себя ждать?

Скорее всего, олигархов просто "нагнули" на инвестиции в регион, потому как, по словам генерального директора УГМК Андрея Козицына проект окупится только через 12 лет. И это при расчетной цене, которая сейчас выше рыночной на 15%. А если цена станет еще ниже? Кто-то видел олигархов, которые начинают проект по заниженной цене? Без властной подсказки здесь точно не обошлось.

Кроме Подольского месторождения, которым владеет Башкирская медь, у УГМК уже есть в Башкирии Бурибаевский, Учалинский и Сибайский ГОКи. На последнем и произошла катастрофа в прошлом году. Загоревшая руда привела к задымлению, от которого страдали жители Сибая. Карьер пришлось подтопить, устранение пожара длилось почти полгода. Где гарантия, что история не повторится при разработке Подольского месторождения?

Накануне Башкирское управление Роспотребнадзора проиграло УГМК процесс. Ведомство требовало расширить санитарно-защитную зону вокруг предприятия. Видимо, компания предпочла "расширить" финансовые возможности судьи. Такое решение после затяжного скандала видится нелогичным. Впрочем, у олигархов – своя логика.

В 2017 г. убыток Сибайского ГОКа при выручке 2.8 млрд руб. составил 280 млн руб. Учалинский ГОК работает прибыльно, но может выводить деньги через свою дочернюю компанию ООО "Башмедь", которая при выручке 3.8 млрд руб. получила убыток 553 млн руб. Почему работа этих предприятий до сих пор не привлекла внимание правоохранительных органов?

"Башмедь" и имеет лицензию на Подольское месторождение. Поэтому вряд ли его финансовые результаты будут отличаться от "Башмеди", которая за последние 4 года имела прибыль только в 2016 г. В начале этого года появился слух, что "Башмедь" не хочет платить более 70 млн руб. доначисленных ей налогов, пени и штрафов. Компания могла уклоняться от налогов?

А в прошлом году бывшие сотрудники компании массово требовали в судах компенсации за нанесение вреда здоровью. Так что жители Башкирии могут готовиться. Разработка Подольского месторождения также может негативно сказаться на экологической ситуации в регионе. Блогер на сайте "Федерал пресс" писал, что якобы в суды обратилось более 30-ти человек. Некоторым на удивление даже удалось получить деньги. Правда только после того, как сумма требований была значительно снижена судом. И здесь сумели договориться руководители УГМК?

Скандальная компания?

Экологическая катастрофа в Сибае – не единственный скандал, в который попала УГМК. В июне жители города Киселевск записали видеоролик, в котором жаловались на произвол угольных олигархов УГМК. И даже просили политического убежища в Канаде. Об этом писало The Moscow Post.

В черте города находится 9 угольных разрезов, где добыча угля ведется варварским открытым способом. Людям приходится дышать угольной пылью. А владельцам "Кузбассразрезугля", входящего в УГМК Искандеру Махмудову и Андрею Бокареву наплевать. В окрестностях Киселевска олигархов никто никогда не видел.

В соседнем с Киселевском Прокопьевске однажды выпал черный снег. В воздухе стоял невыносимый запах горелого угля. Оказывается, что он горел под землей. Это могло угрожать обрушением грунта и человеческими жертвами. Наверное, происшествие можно было предотвратить, но это привело бы к дополнительным затратам. А олигархи из УГМК предпочитают денежки себе в карман класть, а не выделять на экологические проблемы.

В конце прошлого года в Северной Осетии произошел пожар на заводе УГМК "Электроцинк". Погиб пожарный, пострадало больше десятка человек. Жители города якобы требовали перенести завод в другое место. Однако никакой реакции от руководства УГМК на это не последовало. Так что жители населенных пунктов, находящихся в окрестностях Подольского месторождения могут напрасно не волноваться и не возмущаться. Толку от этого все равно никакого не будет.

У УГМК есть опыт многолетней "войны" с протестующими в Воронежской области, где разрабатывается никелевое месторождение. Там дело доходило до открытых столкновений между активистами и охранниками. В 2013 г. были сожжены две буровых установки. Об этом писало The Moscow Post. Но руководство УГМК стихийные протесты не остановили, а областное руководство в лице тогда еще губернатора Алексея Гордеева, видимо, было куплено. Сейчас вице-премьер Гордеев может лоббировать интересы УГМК в правительстве.

Щупальца УГМК?

В июле УГМК решила взять кредит в Сбербанке в размере 23 млрд руб., чтобы строить жилищные комплексы. И одновременно заявила о снижении инвестиций в размере 10-15% в производство меди. И вдруг через месяц приняли решение о разработке Подольского медного месторождения. Кстати, опять на средства Сбербанка. Видимо, дорожка к нему в Андрея Козицына давно протоптана.

На сегодняшний день УГМК представляет собой огромный спрут, чьи щупальца расползлись по всей стране. В компанию входят 33 "дочки". А управляет всеми ими всего один человек, который числится в штате. И как только Андрей Козицын справляется? Бенефициары УГМК скрываются за офшорами, куда, видимо, и уплывают деньги на роскошную жизнь Козицына и Махмудова. А жителям регионов, где располагаются предприятия компании, предлагается угольную пыль глотать и любоваться черным снегом.

Старожилы Урала поговаривают, что создавалась УГМК путем недружественных поглощений других предприятий. Классический пример – захват Качканарского ГОКа, о котором сообщало "Эхо Москвы". В январе 2000 г. группа вооруженных людей во главе с Андреем Козицыным ворвалась на территорию завода и заняла кабинет директора. Было объявлено, что власть на предприятии сменилась. И это притом, что у представителей "Уралэлектромеди", которую тогда возглавлял Андрей Козицын, не было ни одной акции ГОКа. Власть и правоохранительные органы почему-то встали на сторону "захватчиков".

В Башкирии УГМК действовала более "мирно". Подучив от правительства в доверительное управление в 2005 г. Башкирский медно-серный комбинат, компания обанкротила его и вывела активы в Учалинский ГОК, который уже принадлежал УГМК Фактически предприятие было похищено у правительства Башкирии. Об этой истории писало ФЛБ. Оно же приводило циничные слова Андрей Козицына: "Мы получили основные сырьевые месторождения комбината, а само его производство не особо интересно – оно фактически дублирует свердловские предприятия". Получается, что по-тихому УГМК завладела своим конкурентом.

Весной прошлого года в офисе компании "Кузбассразрезуголь", входящей в УГМК, проходили обыски силовиков. Однако никаких последствий ни для Андрея Козицына, ни для Искандера Махмудова не было. Олигархам все время удается выйти сухими из воды.

Часть кредитных денег Сбербанка может уйти в офшоры. А Подольское месторождение подождет. Главное, что об инвестициях в регион накануне выборов было объявлено. А придут эти деньги или нет и на что пойдут потом никто проверять не будет.


Теги:   УГМК   

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

  1. Первая полоса
  2. Политика
  3. В мире
  4. Экономика
  5. Культура
  6. Спорт
  7. Происшествия
  8. Общество
  9. Авторская колонка


  10. О газете
  11. Рекламный отдел
  12. Скачать медиакит
Top.Mail.Ru
Rambler's Top100